NewsMaker — независимое онлайн-издание из Молдовы, основанное в 2014 году. С начала войны в соседней Украине издание активно включилось в военную повестку. Редакция начала вести онлайн-репортаж происходящего, стримы с молдавской границы и центров размещения беженцев, записывать подкасты с людьми, жизнь которых затронула война. 

Заместитель главного редактора NewsMaker Ольга Гнаткова рассказала ColabMedios об опыте, который сейчас переживает издание: о жизни и ценностях редакции, эффекте присутствия на месте событий, троллях, агрессии и лояльной аудитории, которая активно включилась в военную повестку.

Заместитель главного редактора NewsMaker Ольга Гнаткова

— Главная ценность NewsMaker — независимость и непредвзятость. Как вам удалось избежать типичной порочной схемы, когда редакционная политика СМИ прямо зависит от интересов его владельцев?

— NewsMaker создавался как независимое издание, основная цель которого — заниматься качественной журналистикой. Есть базовые принципы работы СМИ, которые мы соблюдаем — они касаются сбора мнений, проверки фактов, четкого разграничения фактов от мнений. В остальном мы придерживаемся сложившейся редакционной практики, которую обсуждаем на планерках — что всегда происходит предельно открыто и коллективно. И, согласно нашей организационной структуре, ни владелец, ни доноры не вмешиваются в нашу редполитику.

— Расскажите про финансирование NewsMaker.

— Информация о грантодателях доступна на сайте. Большая часть нашей работы финансируется за счет грантов разных фондов: европейских и американских. Определенную сумму мы зарабатываем на рекламе. Она помогает нам переживать периоды между получением грантов, и в принципе быть более устойчивыми.

Но стоит понимать, что молдавский рекламный рынок достаточно маленький. В стране живет меньше 3 млн людей, соответственно, бюджеты крайне ограничены. Снимать видео, готовить аналитику и интерактивные материалы дорого. Содержать штат такой редакции только за счет рекламы в Молдове, к сожалению, невозможно. 

А с началом войны рекламный рынок ощутимо просел. Это касается всех — и онлайн-медиа, и телевидения.

— У вас есть внутренняя политика в отношении рекламодателей: их продуктов и услуг?

— Мы точечно подходим к вопросу рекламной деятельности, потому что к любому бизнесу могут возникнуть вопросы. Наш рекламный отдел работает независимо от редакционного. Но любые спорные ситуации решаем коллективно. 

Никогда не берем на рекламу какие-либо сомнительные услуги или продукты, типа казино или астрологии. Политическую рекламу даем в соответствии со строго прописанными принципами. Мы никогда не пропустим оскорбления конкурентов. Но объём политической рекламы в последнее время снизился в силу политических процессов уже в самой Молдове.

— Что насчет получения средств от краудфандинга?

— Мы собираемся запускать краудфандинг в ближайшее время. Но опять же нужно учитывать молдавские реалии — маленький рынок и низкая платежеспособность населения. Важно и то, что в странах СНГ еще не сформировалась привычки платить за информацию. В нашей стране краудфандинговые проекты — это скорее история про связь с читателем и создание своего комьюнити. Что тоже, конечно, важно.

По опыту наших коллег, которые, например, уже работают с популярной в стране площадкой по сбору средств Patreon*, заработать на краудфандинге пока получается до 1 500$ в месяц. Для поддержания работы редакции — это не очень существенные деньги. При этом наши читатели постоянно спрашивают, как можно нас поддержать или помочь. Они читают нас годами и хотят почувствовать вовлеченность в процесс.

*Patreon — сервис по сбору рекуррентных платежей. Прочитайте про опыт сбора средств через Patreon молдавской расследовательской газеты Ziarul de Gardă.

— Вы ожидаете, что вашими потенциальными донорами станет более молодая аудитория? 

— Да, в первую очередь мы ожидаем поддержки от молодой аудитории. Некоторая особенность заключается в том, что ощутимая часть населения Молдовы в последние годы эмигрировала. У нас большая диаспора, которая может голосовать на наших выборах за рубежом, и чаще всего это достаточно активные люди. В Молдове у них остались родственники, родители, друзья. Они следят за происходящим здесь, им хочется участвовать в жизни страны и помогать независимым СМИ. Поэтому мы надеемся, что нас в том числе поддержит и наша диаспора. 

— Самый популярный формат новостей у вашей аудитории? 

— Сложно сказать про самый популярный формат. Мы стараемся действовать по принципу диверсификации форматов и источников трафика. 

NewsMaker вырос из классического медиа, которое в основном занималось текстами и развивался по модели “газетной” журналистики. Мы начинали с аналитики, разборов, интервью. Эти форматы остались, но сейчас мы стараемся развивать мультимедийную часть: упаковывать просвещенческие истории в доступный и интересный формат.

Активно занимаемся развитием видеоконтента: стараемся делать интервью, репортажи, стримы. 

Если затрагивать войну в Украине, мы с первых дней начали вести стримы с молдавской границы. Наша аудитория получила важный эффект присутствия. Люди, которые до этого момента сомневались в реалиях военных действий, смогли в прямом эфире увидеть, что происходит с людьми и в каком состоянии приезжают беженцы.

Видео NewsMaker с молдавско-украинской границы

— Как изменилась ваша работа с началом войны? 

— Если говорить про этические стандарты, то для нас никогда не стоял вопрос, война это или спецоперация, и кто на кого напал. Хотя это не совсем этика, а все же — факты.

При этом мы стараемся избегать эмоционально окрашенного лексикона, потому что состояние войны — это постоянное продуцирование ненависти. Внимательно сообщаем факты о военных наступлениях и количестве погибших.

С началом войны изменилась организации всей работы. Мы в первый же день запустили онлайн-трансляцию военных действий. Сменился график работы — если раньше мы работали с 8 утра до 10 вечера, то сейчас работаем с 7 утра до 12 ночи. У нас стало больше дежурных корреспондентов в выходные дни, пришлось существенно перераспределять ресурсы. Конечно, это влияет на работу журналистов, на эмоциональную и физическую устойчивость. Это тяжелый период для нас всех.

— Как у вас распределяется процент российской, молдавской и зарубежной повестки?

— Сейчас основная доля новостей связана с войной. Даже новости о Молдове, увы, тоже связаны с войной: влияние того или иного события на страну, изменения в экономике, судьба Приднестровья. В Приднестровье с 1992-го года находится отряд российской армии, поэтому сейчас эта территория — постоянный  повод для беспокойства. Власти и дипломатия говорят, что явной угрозы Молдове нет и страна в безопасности. Но все заверения звучат на фоне бомбёжки Николаева и уже — обстрелов Одессы, а  это почти граница Молдовы. Поэтому трудно избежать общего чувства тревоги и абстрагироваться хоть как-то от военной повестки

— Если оценивать вовлеченность и реакцию людей, насколько молдавская аудитория включилась в военную повестку?

— Аудитория активно включилась в эту повестку. Ведь военные действия происходят в соседней нам стране, откуда ежедневно приезжают беженцы. Каждый видит “плоды” войны.

Стоит признать, что читатели уже начинают уставать. Я думаю, своего рода эмоциональное выгорание от военной повестки — это общая тенденция. Когда ты месяц читаешь про войну, в какой-то момент необходимо дозировать информацию. Несколько дней назад мы решили приостановить текстовую онлайн-трансляцию, потому что военные действия стали чуть менее интенсивными, а информационный поток — меньше. Но мы обязательно ее вернем, если события снова начнут развиваться более напряжённо.

— Вы как-то работаете с комментариями, модерируете их? 

— Мы занимаемся пост-модерацией комментариев. Стараемся блокировать все, что касается личных оскорблений, переходов к этнической розни, призывов к насилию. 

Никогда не блокируем критику в адрес своей работы — человек имеет свое мнение, это нормально. И нам важно получать фидбэк.

У нас не всегда хватает ресурса на мгновенную пост-модерацию. Но мы периодически баним отдельных авторов агрессивных комментариев, если видим, что они регулярно повторяются.

— Насколько высок градус этой агрессии?

— Сложно оценивать объективно, потому что на Фейсбуке, например, очень много комментариев от явных троллей. Это фейковые аккаунты, которые, как правило, работают на российскую пропаганду. Задача таких аккаунтов — продуцировать агрессию и ненависть, поддерживать войну. 

В остальных соцсетях напряжение заметно через комментарии — они стали острее. Но несмотря на все старания троллей, серьезно раскачалась нашу аудиторию в сторону ненависти, у них не получилось. Хоть тролли и влияют на атмосферу, наша аудитория сохраняет баланс. По крайней мере, у меня лично сложилось такое впечатление.

— Участвуют ли ваши читатели в создании новостей?

Мы уже не раз делали материалы при помощи наших читателей: например, о том, как проходит голосование за рубежом, как переживается в других странах карантин — в Италии, Испании, например. 

Регулярно устариваем опросы читателей, из которых потом собираются целые подборки историй — от сведений о бытовых условиях нашей диаспоры в других странах до рассказов о пережитых гендерных стереотипах   

Из недавнего — у нас есть активная подписчица, которую мы нашли через телеграм-канал. Девушка родом из Молдовы, но последние несколько лет жила в Киеве. С началом войны она эвакуировалась, вернулась в Кишинев и пришла к нам в редакцию. Мы записали с ней подкаст о её личном опыте переживания войны.

Подкаст NewsMaker 2022

Кстати, по поводу популярности аудиоформатов: мы заметили, что очень многих успокаивает «говорение в голове». Сейчас хочется быть в курсе событий, но не всегда хватает внимания вчитываться, поэтому аудитории хорошо заходят аудиовизуальные материалы.

Мы планируем расширять аудиоформат и обсуждать с людьми все, что происходит вокруг войны и связано с ее последствиями непосредственно для Молдовы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.