Главный редактор транснационального СМИ CodaStory Наталья Антелава о том, как фейки стали частью нашей жизни и буднями мировой журналистки.

Распространение фейк-ньюз и дезинформации сегодня можно сравнить с информационной пандемией. Еще в 2015-16 годах стало понятно,  что дезинформация совершенно меняет понятие правды и представления о привычных вещах. Грубо говоря — чёрное становится белым, а белое чёрным. 

Свою лепту в глобальную инфодемию вносят и страны с недемократическими режимами —  как правило, государство там прямо или косвенно контролирует медиахолдинги и телеканалы с миллионной аудиторией, которые могут вполне намеренно транслировать искаженную информацию. 

Возникает вопрос: как медиа работать в среде, наполненной дезинформацией, государственной пропагандой и теориями заговоров? В мире, где приходиться сомневаться и в данных с сайта государственного органа, и порой даже не верить собственным глазам. На удочку дипфейков — фальсифицированных фото или видео, синтезированных с помощью нейросетей — попадаются даже опытные журналисты, привыкшие проверять информацию. 

Транснациональное онлайн-медиа CodaStory, чьи редакции расположены в США, Грузии и России, считает дезинформацию серьезной проблемой и отводит ей особое место. Во-первых, редакция ведет отдельную рубрику, посвященную фейкам и на англоязычном, и на русскоязычном сайтах. Там  собираются тематические материалы. Такие, например, как спецрепортаж, где редакция объясняет, как QAnon, маргинальная теория заговора, вышедшая из недр интернета, стала глобальным движением и идеологическим убежищем для широкого круга людей. Пандемия коронавируса помогла самых разным людям — от любителей хип-хопа до сторонников ЗОЖ —  в разных странах планеты распространить по всему миру теорию заговора и реально начать влиять на политические решения.

Еще один путь  — тематическая рассылка для подписчиков. В CodaStory это самостоятельный информационный продукт, который не дублирует сайт. Идея родилась как ответ на фейки, связанные с пандемией коронавируса. Ежедневная рассылка позволяет редакции оперативно рассказывать читателю о наиболее интересных и важные историях, которые раскопали их коллеги в разных странах.

Поток фейков действительно пугает медиа, очень часто журналисты не понимают, как могут работать с дезинформацией.  Но борьба с дезинформацией — это часть журналистской работы в целом. Фактчек всей поступающей информации как из источников, так и из открытых данных – обязательное условие при публикации материалов. То есть, с работать с дезинформацией надо, на мой взгляд, так же, как и как и с любой другой новостной темой, где присутствуют и эксперты, и «преступники», и их «жертвы». Необходимо искать компетентных специалистов в разных сферах, давать разные и даже противоположные точки зрения, чтобы высказаться могли все возможные стороны, участвующие в ситуации. Чаще всего разные фейки и недостоверные данные появляются там, где наблюдается кризисная ситуация — в политике, или экономике, или любой другой области. Количество фейкньюз в период пандемии даже в демократических странах было весьма значительным. 

Яркий пример того, как фейки расцветают (и целенаправленно распространяются!) разного рода пропагандистами во время кризисов — история CodaStory из Германии. Члены ультраправого движения против карантинов Querdenken приезжали в районы, пострадавшие от мощных наводнений лета 2021 года, и как бы от имени властей распространяли ложную информацию, мешавшую ликвидировать последствия катастрфы. 

Что медиа могут противопоставить этому? Для борьбы с дезинформацией медиа должны сами создавать информационную повестку, освещать действия властей, а не их слова. Официальные источники, например, государственные департаменты нужны для того, чтобы в том числе журналисты могли лучше понимать повестку правительства той или иной страны, что они будут говорить при разных обстоятельствах. Но остается вопрос: насколько это вообще соотносится с реальностью? Я, например, периодически смотрю и читаю Russia Today – просто для того, чтобы понимать, какая основная повестка у российского правительства и как они могут отреагировать на то или иное событие, какие последствия могут иметь и как потом об этом будут говорить.

Не стоит забывать, что у каждого медиа есть свой владелец, который может иметь собственную повестку или принципиальную позицию, и тогда журналистам и редакторам придется учитывать это при составлении материалов. Еще важно понимать, откуда финансируется СМИ и насколько быстро можно получить эту информацию. Например, вы можете очень легко посмотреть, откуда финансируется ВВС. Помимо этого, много зависит от структуры правления самого СМИ, от выстраивания взаимоотношений между собственником, главным редактором и журналистами. Сейчас очень многие существуют в том числе и на донаты от читателей. Это определенный показатель того, что журналисты заинтересованы в объективном представлении информации, иначе их аудитория перестанет им доверять, а значит и финансировать их. 

Сегодня мы живем в мире, где огромный поток информации. Медиа и журналисты несут ответственность за то, какие материалы они предлагают своим читателям или зрителям. Да, можно потом давать опровержения, но для всех будет лучше, если журналисты будут сразу понимать, почему говорят на какую-либо тему. На мой взгляд, журналисты – это такие посредники между властью и народом. Они должны уметь, должны донести до читателя не искаженную информацию, дать оценку всему происходящему и возможность высказаться всем участникам. Самое главное у журналистов — доверие их читателей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.