Мы разговариваем с соучредителем информационного агентства FOCO о ситуации со свободой прессы в Панаме и о влиянии судебного преследования на независимую журналистику

Синтия Мембреньо

Даниэль Лопера, соучредитель и генеральный директор информационного агентства FOCO (Панама), шутит насчет идеи, которая приходит ему в голову в связи с его журналистской деятельностью. «Я мечтаю о том дне, когда я скажу: Ну, вот и все закончилось! Наконец-то все пришло в порядок! Мне не о чем информировать, нет никаких нарушений, о которых нужно сообщать», — смеется он.

У Лоперы имеются основания, чтобы говорить об этой ситуации, как о какой-то мечте. Она просто является утопией для страны, где, по данным Фонда поддержки развития гражданской свободы, панамского отделения неправительственной международной организации Transparency International, наблюдается «стагнация» уровня коррупции в госсекторе начиная с 2012 года. Согласно заявлениям вышеуказанной организации, это происходит из-за «недостатка реального институционального прогресса в вопросах прозрачности и подотчетности» и отсутствия «неизбежности наказания».

В этом контексте развивает свою деятельность FOCO Panamá, независимое цифровое СМИ, возникшее более двух лет назад в результате слияния трех журналистских инициатив. Уделяющая особое внимание освещению коррупции в сфере государственного управления, общественной активности и политических событий, команда этого информационного сайта, состоящая из пяти человек, представляет себя в качестве инициативы, где гражданин является центром и главным действующим лицом.

В начале февраля мы взяли у Даниэля Лоперы интервью о ситуации со свободой прессы в его стране, о многочисленных судебных исках, с которыми сталкивается его СМИ, и о том, как они обеспечивают его устойчивость в условиях, которые, по крайней мере, на первый взгляд не кажутся враждебными. Содержание этого разговора, было отредактировано и приводится ниже в сжатом изложении для большей ясности.

Даниэль, не могли бы Вы рассказать нам о том, как возник новостной портал FOCO Panamá?

Три года назад у меня была новостная сатирическая программа под названием El Ñeque Noticias, у одного из моих друзей был интернет-портал под названием Claramente, а у одной подруги портал под названием La Puerta del Horno. Мы решили, что вместо того, чтобы работать по-отдельности, мы будем делать это вместе, в рамках одного проекта. Так родился информационный сайт FOCO, в сентябре 2019 года, в довольно традиционной, небольшой медиа-экосистеме. Позвольте напомнить, что население Панамы составляет всего лишь четыре миллиона жителей, и что у нас есть три большие газеты и два телевизионных канала.

Когда мы начинали, у нас был доступ к опросам, показывающим, что Instagram был платформой, где люди потребляли больше всего информации, поэтому мы решили сосредоточить свои усилия на этом пространстве. Естественно, существуют такие газеты, как La Prensa, являющаяся самым крупным печатным средством массовой информации страны, публикующая впечатляющие отчеты о проводимых ею расследованиях двух сторонах листа, в восемь столбцов, но, возможно, у людей нет ни времени для ее чтения, ни средств для доступа к ней. Мы, в свою очередь, задались вопросом: как мы можем предоставить максимально сжатую информацию, которую люди могли бы потреблять с помощью своих мобильных телефонов, пока они едут на работу в автобусе.

Наша информация представлена в очень сжатой форме. Видеоролики длятся не более одной минуты, а посты в Instagram состоят из четырех-пяти строк, в которых мы рассказываем то, что вам нужно знать. Это не вся информация, которую мог бы получить читатель, прочитав восемь колонок газеты La Prensa, но это суть новостей (…)

Мы начали с очень жесткой программы борьбы с коррупцией, не только расследуя и публикуя новости, но и поощряя граждан к участию, создавая инициативы гражданского участия. За три года мы превратились в основное цифровое средство массовой информации в стране.

Какие расследования принесли вам известность в Панаме?

Самым громким стало расследование, проведенное нами в связи с одним документом, касающимся Администрации президента, в котором имелись доказательства явного перерасхода средств, потраченных на закупку аппаратов ИВЛ во время пандемии коронавирусной инфекции, в то время, когда в больницах практически не было таких аппаратов. В результате разгорелся национальный скандал, закончившийся отставкой заместителя руководителя Администрации президента.

Затем нами было проведено еще одно расследование о субсидиях, которые, по заявлениям Министерства культуры, были предоставлены некоторым артистам вследствие отмены культурных и массовых мероприятий. После того, как была представлена отчетность о расходовании средств, появились люди, утверждавшие, что они не получали этих субсидий. Мы не только опубликовали результаты расследования, но и подали соответствующую жалобу, однако расследование Генеральной прокуратурой этого дела особо не продвинулось. Это было год назад.

Следующим было расследование о проведении ПЦР-тестов для обнаружения коронавирусной инфекции на острове Табога. Остров Табога — это один из трех тысяч островов, принадлежащих Панаме, который с удовольствием посещают местные жители в выходные дни. Высокопоставленные должностные лица из Министерства здравоохранения получили информацию о санитарных мерах, подлежащих обязательному выполнению при посещении этого туристического направления. Еще до вступления в силу соответствующих санитарных требований, они уже открыли кабинет забора мазков на ПЦР к COVID-19 исключительно для посетителей острова. Дело закончилось увольнением обоих медицинских работников, которые, помимо того, что они являлись высокопоставленными должностными лицами, к тому же были мужем и женой.

Как вы оцениваете влияние, которое эти и другие исследования оказывают на панамское общество и людей, проживающих за пределами страны?

От трех до пяти наших расследований вызвали протесты, это один из наших способов измерения воздействия. Скандал, который разгорелся в связи с опубликованной нами в августе 2020 года информации о детском приюте, вызвал очень сильные протесты, которые проходили на протяжении всего 2021 года перед этим учреждением с требованием привлечения виновных к ответственности. Часть нашей работы состоит в том, чтобы немного возмутить общественное мнение, довести до сведения людей, что что-то идет не так.

Другой результатом нашей работы является то, когда мы видим, что о наших расследованиях сообщают, например, в газете La Prensa, и что спустя несколько дней люди продолжают требовать привлечения виновных к ответственности. Информация о наших расследованиях также появляется в СМИ на международном уровне, как, например, в газете El País, в которой опубликовали один из наших репортажей о случаях неправомерного поведения сотрудников полиции Панамы. Информацию о скандале с детским приютом также была подхвачена и распространена международными агентствами новостей.

Как бы вы описали, на уровне прямого взаимодействия, отношения, установленные информационным порталом FOCO со своей аудиторией?

К примеру, в 2019 году была предпринята попытка конституционных реформ, что привело к массовым протестам возле здания Национальной ассамблеи. В ходе нашей первой прямой трансляции происходящего в время этих протестов мы обнаружили, что многие точно не знали, с какой целью они вышли на манифестацию. Мы решили собрать в одном документе наиболее ясные требования, выдвигаемые гражданами, а не нами, во время акции протеста в разных группах. Мы распечатали эти требования и раздали людям, пришедшим на манифестацию. Это был способ сказать: «Не то чтобы мы указывали вам, против чего вы должны протестовать, это способ достигнуть консенсуса».

Нам показалось, что вследствие этой инициативы люди будут намного лучше проинформированы. Результат был особенно заметным еще и потому, что через несколько дней после различных акций протеста, которые были очень мощными, на заседания Национальной ассамблеи были приглашены люди, желающие выступить, поделиться своими идеями и представить свои позиции. Многие из них приняли во внимание именно ту информацию, которая была распространена нами, в качестве инструмента для борьбы с этим «монстром».

С другой стороны, до того, как началась пандемия, мы проводили очные встречи под названием FOCOnversa. Мы ходили по разным местам, обычно по барам или ресторанам, расположенным в столице или за ее пределами, и призывали читателей поговорить о гражданственности. Многие люди, особенно те, которые живут во внутренних районах страны, не имеют четкого представления о механизмах, которые они могут использовать для осуществления контроля со стороны гражданского общества.

Участники этих встреч спрашивали нас об актуальных проблемах страны на национальном уровне, о том, что мы о них думаем и что они могут сделать, чтобы контролировать решение этих проблем. Мы говорили им: «Посмотрите, вот инструменты, которые вы можете использовать, вы можете создавать эти группы, этот закон дает вам такие полномочия», и мы разговаривали с людьми, чтобы проинформировать их.

Я заметила, что на веб-сайте FOCO есть кнопка, с помощью которой пользователи могут делать ежемесячные взносы в размере от пяти до 200 долларов. Что побудило вас пойти на этот шаг? Какова была реакция аудитории?

Когда мы запустили FOCO, начальный капитал нашего средства массовой информации был предоставлен друзьями и членами «Независимого движения за Панаму», некоммерческой организации, в которой я также работаю, продвигающей идеи прозрачности, институционального подхода и гражданского участия. Мы начали с этого капитала, с идеей того, что устойчивость нашего СМИ не должна зависеть ни от крупного донора, ни от нескольких крупных доноров.

В 2021 году мы начали переходить к публикации рекламы и сбору пожертвований. Поскольку мы занимаем довольно воинственную позицию, наши читатели все еще привыкают к тому, что на нашем портале теперь публикуется реклама.

Против новостного портала FOCO Panamá в настоящее время подано восемнадцать исков, и рекламодатели не очень убеждены в том, чтобы размещать рекламу в нашем средстве массовой информации, но мы не сдаемся и постепенно открываем для себя новые горизонты.

Что касается пожертвований, раньше мы обращались с просьбой оказания поддержки в ключевые моменты. Например, когда мы занимались каким-нибудь крупным расследованием, а начиная с октября прошлого года, мы начали подготовку модели подписки. Мы неплохо справились с поставленной задачей и все еще продолжаем работать над этим вопросом. Доходы от подписки в настоящее время могут покрыть пятую часть расходов, необходимых для развития нашей деятельности в рамках принятой нами бизнес-модели. Это непросто, потому что мы находимся на очень маленьком рынке, но здесь есть люди, располагающие средствами, готовые платить за предлагаемый нами продукт. Это вопрос последовательности. Мы надеемся, что к середине 2023 года мы сможем покрыть бюджет, необходимый для нашей работы, только за счет подписки.

Подразумевает ли ваша модель подписки наличие платного доступа к информации или вы решили пока его не устанавливать?

Мы решили, по крайней мере, на данный момент, что мы не будем активировать платный доступ к информации на нашем сайте. Взамен этого, в ближайшие три месяца мы запустим программу поощрений для подписчиков. Репортажи со встреч FOCOnversa, которые пользовались большой популярностью, теперь станут эксклюзивным контентом, также как и рекламная продукция. На самом деле, часть наших доходов является прибылью от продаж рекламной продукции. Мы работаем с местными художниками над созданием футболок и наклеек, которые будут доступны для покупки на нашем сайте.

С какими проблемами вы столкнулись при внедрении этой модели подписки, и как это нововведение влияет на ваши отношения с пользовательской аудиторией?

Что касается темы подписки, основную обеспокоенность у меня вызывал размер нашего средства массовой информации. В информационном агентстве FOCO работают пять человек, обеспечивающих довольно большой охват информации. Я задавал себе вопрос о том, как мы будем выпускать дополнительные продукты для подписчиков. К счастью, благодаря тому влиянию, которое мы оказали на панамское общество и на журналистику, есть люди, готовые поддержать нас. Поскольку мы являемся небольшим информационным агентом, мы обладаем большей маневренностью. Нас часто сравнивают с более традиционными СМИ, и мы выходим победителем в этих сравнениях. По словам наших читателей, мы осмеливаемся говорить о том, о чем другие молчат, и освещаем определенные темы, которые больше не затрагиваются в традиционных СМИ.

Я понимаю, почему это происходит. Например, TVN является крупнейшим телевизионным каналом Панамы и должен охватывать всю территорию страны и затрагивать всевозможные темы. Мы же сосредоточились только на трех направлениях, и естественно, разница является очень большой. Люди это чувствуют и так или иначе отзываются на наши просьбы оказания поддержки той журналистике, которой занимаемся мы. В нашем случае это сработало. Тем не менее, мы должны сделать следующий шаг, в рамках возможностей нашей редакции, чтобы создать стимулы, обеспечивающие нам поддержку читателей. Большинство людей, которые подписываются на наш контент, делают это, потому что они гордятся своей поддержкой, оказываемой информационному агентству FOCO.

Давайте поговорим о судебных исках. Вы упомянули, что против вашего СМИ подано восемнадцать исковых заявлений. Не могли бы вы рассказать нам, в общих чертах, что это были за дела, и какие последствия они имели для вашего средства массовой информации?

Все эти исковые заявления делятся на две группы: иски, поданные государственными служащими, и иски, поданные бывшим президентом Рикардо Мартинелли, находившимся у власти с 2009 по 2014 год (…). В Панаме государственные служащие не могут предъявлять иски к средствам массовой информации для привлечения их к ответственности за дискредитацию и клевету, потому что, находясь на государственной службе, их действия могут быть предметом контроля со стороны общественности. Поэтому они стали придавать правонарушениям двусмысленный характер.

Самый известный случай среди наших досье — это дело депутатки, в отношении которой мы вели расследование в связи с неправомерным присвоением ею золота, принадлежащего одному из клиентов, которого она представляла, когда была юристом. Эта депутатка в ответ подала иск против Маурисио Валенсуэлы, журналиста портала FOCO Panamá, обвиняя его в насилии по отношению к женщине. Это настоящее безумие, другие СМИ и Национальный совет журналистики заявили о своей солидарности с нами. Этот случай также упоминался в отчете Межамериканской ассоциации прессы (МАП) и в отчете Государственный департамент США о правах человека в Панаме. Это, пожалуй, самое скандальное из всех дел, и именно оно беспокоит нас больше всего, потому что по нему уже предъявлено обвинение. Что ж, у нас теоретически есть время до марта этого года, чтобы прокуратура провела расследование и решила, существуют ли основания для рассмотрения дела в суде.

В числе других также имеется дело депутата, против которого велся судебный процесс в Верховном суде по обвинению в изнасилование несовершеннолетних, и, несмотря на то, что большинство членов суда проголосовало за его осуждение, он был оправдан благодаря юридической формальности. Мы провели кампанию краудфандинга в наших сетях, чтобы установить рекламный щит с одним из наших заголовков, касающихся этого дела, и депутат подал на нас в суд за незаконный сбор денежных средств. Поскольку он не может привлечь нас к ответственности за дискредитацию и клевету, он придумал обвинить нас в том, что сбор средств в ходе краудфандинговой кампании был проведен незаконно, и вот теперь мы столкнулись с этим обвинением.

Бывший президент Мартинелли решил постоянно подавать иски, чтобы люди не говорили ни о нем, ни о его семье. Сейчас против него возбуждено несколько судебных дел по обвинению в коррупции и незаконном отслеживании телефонных звонков, а его дети находятся в заключении в Нью-Йорке за отмывание денег для бразильской строительной компании Odebrecht. Каждый раз, когда мы начинаем что-нибудь расследовать, он обращается в прокуратуру с заявлением о совершении уголовного преступления. К счастью, существуют юридические компании, которые верят в то, что мы делаем, и готовы помочь нам на безвозмездной основе, но нам все равно нужно платить нотариальные сборы и брать на себя другие судебные расходы, которые для нас велики.

Как вы планируете справляться с этими ситуациями, оказывающими психологическое и финансовое давление, о которых вы, вероятно, не думали, когда начинали работать над проектом FOCO?

К счастью, мы пользуемся поддержкой общественности, а что касается ответа на исковые заявления, за это взялись несколько опытных панамских юристов. Мы также обращаемся за финансовой помощью в различные фонды правовой поддержки, чтобы иметь возможность оплачивать расходы, связанные с этими процессами.

Вопрос психологического влияния всегда был сложным. Речь идет не только о психологической нагрузке, связанной с восемнадцатью судебными исками, но и о постоянном преследовании в средствах массовой информации, принадлежащих таким людям, как бывший президент Рикардо Мартинелли. Он использует эти СМИ, чтобы постоянно нападать на нас, также как это делают депутаты Национального собрания, которые пользуются своей депутатской неприкосновенностью, чтобы говорить то, что они хотят, на пленарных заседаниях и нападать на нас в социальных сетях. Это сказывается на психологическом состоянии нашей команды. Мы обратились за помощью в фонды поддержки именно для того, чтобы противостоять всему этому.

Случалось ли что-либо подобное с другими СМИ, работающими в Республике Панама?

Да. Например, газета La Prensa — самое важное печатное средство массовой информации страны — в настоящее время фактически является заложником бывшего президента Эрнесто Переса Бальядареса (1994–1999 гг.). Речь идет о давнем деле, которое рассматривалось в суде. Если я не ошибаюсь, в настоящий момент у этого СМИ полностью заморожены активы на сумму более миллиона долларов, и это заставило журналистов замолчать и прекратить публикацию информации, касающейся деятельности бывшего президента. Любой человек, подающий гражданский иск в Панаме, может воспользоваться применением залога в качестве меры пресечения для того, чтобы «взять в заложники» средство массовой информации.

В стране также есть другие лидеры общественного мнения, карикатуристы и журналисты, на которых подал в суд бывший президент Рикардо Мартинелли. У сотрудницы, с которой я работаю в группе гражданского движения, есть своя радиопрограмма, и ей также грозят судебные иски на сумму более 10 миллионов долларов, так что главной угрозой для нас остается судебное преследование.

Если сравнивать положение в Панаме с другими странами Центральной Америки, с Колумбией, можно сказать, что местная журналистика находится в привилегированной ситуации, если под привилегиями понимать то, что здесь журналистов, по крайней мере, не убивают. Проблемы, которые имеются в Панаме, носят юридический характер. Лица, имена которых упоминаются в связи с расследованиями во всех СМИ страны, поняли, что если они будут «постоянно досаждать» и подавать значительное количество исковых заявлений, журналисты перестанут говорить о них вследствие внутренней цензуры.

Наибольшую обеспокоенность у нас, сотрудников информационного агентства FOCO Panamá, вызывает тема судебного преследования, в особенности, потому что мы являемся стороной судебного процесса. Против нас поданы судебные иски в общей сложности на сумму в размере 10 миллионов долларов, которые могут обернуться для нас несколькими годами тюремного заключения по различным обвинениям, и нас пугает хрупкость государственной системы. Мы критикуем хрупкость этой системы и знаем, что она податлива, и нас беспокоит, что хоть никто и не посягает на нашу жизнь, ограничениям подвергается наша свобода выражения мнений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.