Независимые СМИ выходят на просторы YouTube после того, как официальная цензура взяла их на прицел.

Журналистка Лусия Пинеда Убау и представить себе не могла, что после исключения  частоты 100% Noticias («Стопроцентные новости») из кабельного и национального вещания,  конфискации помещений канала и заключения ее и Мигеля Мора в тюрьму в декабре 2018 года с ней и с этим СМИ, которое вело хроники Апрельского восстания, может случиться ещё нечто худшее. Однако оно произошло: атаки режима переключились с физического плана на цифровой. После запрета на показ в рамках традиционного вещания, средства массовой информации Никарагуа пытаются выйти в YouTube с целью получить какие-то средства к существованию, но сталкиваются с попытками правительства и его сторонников инициировать против них тяжбы и закрыть их каналы.

«Они действуют тактикой выжженой земли: «я сотру тебя в порошок, и ты исчезнешь как СМИ с лица земли». Они хотят именно этого: чтобы мы исчезли как средство коммуникации. Они не смогли этого сделать, когда бросили нас в тюрьму и конфисковали наше здание. Мы все равно начали работать. Мы были живы с информационной точки зрения, продолжили борьбу на платформах, поэтому они перешли к новой тактике — стали подавать жалобы на нарушение авторских прав, чтобы заставить нас исчезнуть и с цифровых платформ», — утверждает журналистка и нынешний директор этого средства коммуникации. 

После конфискации объектов 100% Noticias это СМИ, чтобы продолжать активно работать и информировать население, перешло на цифровые платформы, но переход этот дался нелегко.  

«Хорошо известно, что (рекламные) ставки низкие, поэтому в качестве стратегии вы должны работать с несколькими (клиентами), так, что даже при низких ценах вы выигрываете на объемах и именно они позволяют выживать в условиях низких тарифов и доходов. Ты ищешь объемы, делая ставку на большее количество рекламы, чтобы достичь цели», — объясняет она.

Как и 100% Noticias, остальные СМИ в Никарагуа в поисках средств к существованию перешли на цифровые платформы, на такие, например, как YouTube. С одной стороны, они вынуждены сохранять контакт со своей аудиторией, а с другой – после сокрушительного падения объемов рекламы в стране для них это способ получения дохода.

Где доход?

Инициативная группа SembraMedia, которая обучает предпринимателей в области цифровых медиа в Латинской Америке, оценивает, что сегодня только 41% общего дохода СМИ приходится на рекламу по прямому контракту.

Между тем, 11,8% дохода получает Google AdSense, программа монетизации интернет-гиганта Google; еще 11,6% — пожертвования фондов и гранты; 11,5% приходятся на пожертвования от частных лиц и 10,4% на услуги по созданию контента, дизайн или технологические услуги.

С появлением социальных сетей СМИ были вынуждены диверсифицировать свои источники дохода, которые ранее зависели исключительно от традиционной рекламы.

Социальные сети расширили охват никарагуанских СМИ для новой аудитории даже за границей, а позже у них появился доступ к монетизации контента. Но не все шло в однозначно позитивном ключе: платформы-гиганты, в обмен на охват, забирают почти все доходы от рекламы.

Согласно данным платформы MarketingLand, только в США  платформы Facebook, Google и Amazon берут себе 70% средств, которые компании тратят на рекламу.

Что касается, в частности, Никарагуа, то пока нет аналогичных данных, которые могли бы продемонстрировать, сколько дохода от рекламы генерируют социальные сети. Доказано, что немногие средства массовой информации Никарагуа могут напрямую вести переговоры о размещении у себя рекламы, а в свою очередь многие развивающиеся компании напрямую зависят от дохода, который им приносят социальные сети.

«Мы не получили ни доллара»: трудности монетизации

Мобильный телефон, микрофон и огромное желание продолжать вести репортажи — вот все те ресурсы, которые есть в распоряжении журналистов Эктора Росалеса, Летисии Гайтан, Ельцина Эспиносы и Джералла Чавеса, когда они решили создать Nicaragua Actual («Никарагуа сегодя»), информационное пространство, которое родилось в разгар вынужденной эмиграции более 100 000 никарагуанцев в Коста-Рику. Они сами являются частью тех 100 000 граждан, которые покинули страну, спасаясь от политических преследований режима Ортеги, усилившихся после резни и репрессий 2018 года.

Средство массовой информации, созданное в феврале 2019 года несмотря на то, что было хорошо принято аудиторией, не смогло принести доходы, чтобы содержать себя, и через четыре месяца после запуска оно было вынуждено запустить кампанию SOS (через прямую трансляцию), чтобы иметь возможность продолжить работу.

«Мы не стесняемся сказать: мы попросили людей, и именно так мы смогли купить микрофоны и оборудование, чтобы продолжать вести репортажи… иначе мы больше не могли продолжать работать, нам надо было платить за жильё и еду», — признается Джералл Чавес, продюсер и соучредитель Nicaragua Actual.

Коллектив платформы Nicaragua Actual в Коста-Рике

Более года назад они получили разрешение на монетизацию своих видео на YouTube, но еще не смогли вывести ни доллара из того, что было сгенерировано рекламой в их видео, потому что у них нет кода аутентификации.

«Мы продвигаем канал в YouTube в надежде, что однажды мы сможем вывести эти деньги. Но мы не можем зависеть от доходов от рекламы на YouTube», — сетует Чавес.

Путь к монетизации на YouTube, видеоплатформе Google, непрост. Требуется иметь более 1000 подписчиков, иметь более 4000 часов воспроизведения видео за последние 12 месяцев и проживать в стране, где действует партнерская программа.

Если все требования соблюдены, следующим шагом является отправка запроса на платформу и ожидание ответа не менее одного месяца. После этого вы должны подождать еще месяц, чтобы начать получать деньги, если уже было сгенерировано не менее 100 долларов, а видео, опубликованные ранее, не приносят ретроактивного дохода.

Нет точных сведений, сколько именно YouTube платит за рекламу в видеороликах создателей контента. Также неизвестны детали того, как он распределяет или ограничивает доход. Некоторые подсчеты в Интернете дают возможность предполагать, что за каждую тысячу просмотров рекламы производитель контента может получить до 18 долларов, причем каждый просмотр составляет около 18 центов или минимум 3 цента. Однако эти расчеты зависят от различных факторов, включая географическое расположение аудитории и расходы на рекламу, размещаемой платформой. YouTube никогда не разглашал детали своих расчетов, чтобы можно было определить, сколько платят каждому создателю контента.

Видео La Lupa: обжалованы за троллинг

Мариорит Гевара, журналистка и основатель цифрового медиа La Lupa, отмечает, что ее доход от социальных сетей настолько низок, что их недостаточно для обеспечения существования её медиа. La Lupa также возникла в изгнании из-за преследований режима. Гевара покинула Никарагуа после нескольких нападений, в том числе после появления граффити на её доме и угроз в социальных сетях.

Чтобы оплатить расходы на La Lupa, Гевара уверяет, что команда прибегла к проведению семинаров, курсов и созданию спонсируемого контента. У них также есть человек, отвечающий за получение дохода за счет прямых продаж.

«Есть сотрудники, которые работали как ad honorem, потому что на них нет денег. Большую часть времени мы работаем добровольно, потому что нет денег, и в надежде, что в будущем мы сможем как-то окрепнуть и поддерживать минимальную заработную плату », — объясняет она.

La Lupa, как и многие другие никарагуанские СМИ на YouTube, не преуспела в монетизации созданных видеороликов.

«Продавать видео несколько сложнее (…), это стало для нас трудной задачей. Теперь сталкиваешься со всем этим троллингом, который кто угодно может на тебя обрушить, и не только те, кто стоит за диктатурой. Они подают жалобу на видео», — утверждает она. Несколько месяцев назад Facebook активировал для «Лупы» возможность монетизации, но после нескольких жалоб на публикации им отключили эту возможность. «Говорят, что, если один раз у тебя эту возможность забрали, то уже больше не возвращают», — сетует она.

На YouTube похожая история. 31 января La Lupa отмечает два года со дня присоединения к платформе, и все видео, в которых появляется президент Даниэль Ортега, были обжалованы, и, хотя они самые популярными, не могут принести какой-либо доход. Кроме того, они не достигли минимальной аудитории для запроса монетизации.

Джанин Уорнер, основательница SembraMedia, объясняет Confidencial, что в социальных сетях СМИ «играют» по тем же правилам, что и другие генераторы контента. Поэтому, по её словам, они сталкиваются с теми же проблемами, включая закрытие своих информационных пространств, если они получат три предупреждения.

«Мы видели, не только в Никарагуа, но особенно в Никарагуа, что журналисты, которые делают репортажи из социальных сетей, получают взыскания и теряют свои учетные записи в течение нескольких дней, месяцев и иногда они их не восстанавливают», — говорит Уорнер, которая со своей платформы пыталась помочь пострадавшим журналистам восстановить свои аккаунты, заблокированные социальными сетями.

«Мы использовали свои связи, чтобы поддержать этих журналистов. Когда мы узнаем, что журналисты с хорошей репутацией теряют каналы, мы пытаемся использовать наши связи для признания их законными, чтобы они могли возобновить их в этих компаниях. Но гарантии нет никогда», — говорит она.

Фото: Наира Валенсуэла

Nicaragua Investiga («Никарагуа расследует»): история успеха

Рост, позиционирование и получение достаточного дохода на цифровых платформах для выживания — это процесс, который для создателей контента может занять годы, но журналистка Дженнифер Ортис и её Nicaragua Investiga достигли этого за несколько месяцев. Компания Nicaragua Investiga, созданная в июне 2018 года, смогла менее чем за год удовлетворить требования и обеспечить объемы воспроизведения видео для получения дохода.

Для СМИ с большим стажем работы или имеющих другие доходы, которые могут включать традиционную рекламу, доход от рекламы, выплачиваемый YouTube, не будет иметь значения, но для небольшой команды Nicaragua Investiga это было решающим фактором.

«Мы были удивлены, когда они одобрили нас, и когда пришел наш первый платеж, мы не захотели обращаться в агентство, потому что не верили, что они отправили нам деньги, что это (монетизация) могло произойти», — говорит Ортис, которая продолжает рассматривать YouTube как центральную платформу для своего медиа, у которого теперь есть веб-сайт и который распространяется по различным соцсетям.

Помимо того, что YouTube рассматривается как платформа для получения дохода, Nicaragua Investiga подчеркивает, что эта платформа дает им свободу создавать контент без привязки к экономическим интересам бизнеса, ведь, по ее мнению, согласование рекламы с частными компаниями создает существенный риск.

Ортис, ранее работавшая в различных СМИ, в том числе на телеканалах, скромно оценивает успех Nicaragua Investiga. Однако всего за два с половиной года Nicaragua Investiga уже позиционируется как четвертый независимый канал в Никарагуа с наибольшим количеством подписчиков на YouTube.

Журналистка считает, что ключом к созданию видеороликов с более чем двумя миллионами воспроизведений и охватом, превосходящим старые СМИ в стране, является создание разнообразного контента и изобретение новых приёмов всякий раз, когда кто-то копирует ее стиль.

Nicaragua Investiga уже вышло на 140 000 подписчиков на YouTube, уступая только трем независимым каналам: 100% Noticias, у которого более 200 000; Confidencial с более чем 250 000 подписчиков и Channel 10, который занимает первое место с более чем 430 000 подписчиков.

Цензура на телевидении

В рамках цензуры телевизионных дебатов и интервью и новой атаки на независимые никарагуанские телеканалы режим Даниэля Ортеги через Никарагуанский институт телекоммуникаций и почтовой службы (Telcor) запретил программы Esta Semana («На этой неделе») и Esta Noche («Сегодня вечером»), которые вёл журналист Карлос Ф. Чаморро. Эта же судьба постигла программу Danilo Lacayo en Vivo  («Данило Лакайо в прямом эфире»), которая транслировалась до января 2019 года на Канале 12, и на имущество которой сегодня наложен миллионный арест со стороны Главного управления доходов (DGI), что приведет к аукциону и закрытию программы навсегда.

Два года спустя режим по-прежнему осуществляет цензуру телевидения, а национальные и международные правозащитные организации отмечают в Никарагуа рост репрессивных мер против свободы прессы. 

В настоящее время программы Esta Semana и Esta Noche транслируются только онлайн через Facebook Live и канал Confidencial Nica на YouTube.

С 2018 года по настоящее время канал Confidencial на YouTube значительно вырос: с 20000 подписчиков в начале 2018 года до более 60000 в первой половине того же года, при устойчивом росте в 2019 и 2020 годах, пока не достиг 253000 подписчиков в начало 2021 года. Оставшись без студии и оборудования, после нападения и захвата их офисов в декабре 2018 года, часть команды также была вынуждена покинуть страну, чтобы защитить свою физическую неприкосновенность и свободу от преследований режима.

Тем не менее, производство Confidencial, Esta Semana и Esta Noche оставалось бесперебойным и не потеряло качества, поскольку ими продолжали руководить директор Карлос Фернандо Чаморро и его продюсер Элмер Ривас из изгнания, из города  Сан-Хосе, Коста-Рика, с помощью членов команды, которые остались в Никарагуа,  Сальвадоре, США и Мексике. Чаморро подчеркнул исключительную поддержку Teletica (костариканский телеканал*), который предоставил условия и материально-техническую поддержку для производства и передачи программ.

В декабре 2020 года, через два года после нападения на Confidencial, Чаморро написал: «Мы продолжаем требовать прекращения действий полицейского государства, освобождения всех политических заключенных, а также прекращения цензуры и преследования независимой журналистики. Несмотря на захват нашей редакции, они так и не заставили нас замолчать, и они не смогут предотвратить с помощью своего нового «Закона о кляпах», наши расследования деятельности властей, с целью выявления и придания огласки коррупции».

Сегодня программы также транслируются через совместную сеть, в которую входят национальные и местные радиостанции и союзные СМИ, такие как Article 66, Onda Local, Radio Corporación, La Costeñísima, Radio Darío, Radio Camoapa и другие. Однако доходы от рекламы остаются весьма ограниченными.

Доходы через YouTube намного ниже по сравнению с тем, что могут получить СМИ на телевидении, продавая коммерческую рекламу в прайм-тайм. Правила YouTube, запрещающие размещение рекламных роликов, предполагают резкое сокращение доходов, ограничивая экономические ресурсы для выживания СМИ.

Жалобы на контент, которые подают СМИ Ортеги

Однако режим в своем настойчивом желании ввести цезуру нашел новые уловки: связанные с ним СМИ целенаправленно подают жалобы на контент независимых СМИ, заявляя об авторских правах. Жалобы на нарушение распространяются на съемки официальных актов, право показывать которые есть только у государственного Canal 6 и СМИ, принадлежащих семье президента, а это крупный медийный кластер, включающий пять телеканалов. 

Комитет защиты журналистов (CPJ) задокументировал волну репрессий против независимой прессы в Никарагуа, включая преследования, угрозы, слежку и тюремное заключение. Сюда входят закрытие и конфискация СМИ, телевизионная цензура и жалобы официальных СМИ на нарушения авторских прав.

В марте 2020 года Canal 4, принадлежащий семье Ортега-Мурильо, подал около 50 исков о нарушении авторских прав против канала 100% Noticias на YouTube. Поскольку максимальное количество страйков, разрешенных на этой платформе, равно трем, то блокировка 100% Noticias с более чем 194 000 подписчиков (на тот момент) была неизбежной.

Видео, в которых Channel 4 усмотрел нарушения со стороны 100% Noticias, содержали выступления Даниэля Ортеги за годы до социальной бури 2018 года. Журналист и директор канала Люсия Пинеда Убау заявляет, что эти обвинения нелогичны, поскольку «показ фигура Ортеги как президента республики не должен вызывать никаких претензий», так как это изображение публичных актов, к которым, помимо всего, запрещен доступ независимой прессы.

В статье, опубликованной в мае 2020 года, корреспондент CPJ по Центральной Америке Данаэ Вилчес также рассказала, как Confidencial пришлось опротестовать заявления о нарушении авторских прав, которые также были связаны с изображениями выступлений президента.

Жалоба, зарегистрированная в июне 2019 года, поступила от Canal 13, другого канала, принадлежащего семейному клану Ортега-Мурильо, и в ней заявляется право собственности на официальные видео в качестве повода для претензий.

«Мы расследовали, что помешало трансляции на прошлой неделе, и сегодня мы можем подтвердить, что наша программа и ConfidencialNica были объектами цензуры в социальных сетях, продвигаемой телевизионными каналами диктатуры Ортеги-Мурильо», — подтвердил Карлос Фернандо Чаморро в июне 2019 года.

Журналист Элмер Ривас, продюсер программ Esta Semana и Esta Noche, объяснил CPJ, что «если они (проправительственные СМИ) публикуют видеоролики о чем-то, что должно быть публично, — например, с выступлениями президента, — они делают это так, как будто это продукт частной деятельности и претендуют на них, как на свою собственность».

«Цензура переходит из физического мира, где нам не разрешают посещать публичные мероприятия, в цифровую, где они хотят удалить нас с YouTube», — добавил Ривас.

Чаморро, со своей стороны, заявил в социальных сетях и через Confidencial, что «наша защита против YouTube заключалась не в оспаривании прав интеллектуальной собственности или коммерческих прав третьих лиц, которые мы всегда будем уважать, а в том, чтобы победить цензуру диктатуры, и обеспечить соблюдение принципа свободного доступа к публичной информации, что является конституционным правом всех граждан».

Риск «исчезновения» независимых платформ

Специальный докладчик по вопросам свободы слова Межамериканской комиссии по правам человека (CIDH — МАКПЧ) Педро Вака предупреждает в заявлениях для Confidencial, что «если в эфире звучит только официальный голос, то налицо институциональный захват публичных дебатов».

«В то время как официальный голос звучит постоянно и охватывает широкую аудиторию, те медиа или платформы, через которые официальные действия критикуются, исчезают и их становится всё меньше», — предупреждает специальный докладчик.

Колумбиец Педро Вака, новый специальный докладчик МАКПЧ по вопросам свободы слова. // Фото: hacememoria.org

Любые социальные сети позволяют кому-либо заявлять об авторских правах на контент, найденный в Интернете, но пропагандистская машина режима Ортеги довела требования об авторских правах до уровня, позволяющего цензурировать платформы, которые им не нравятся.

В этой «сложной и все более враждебной ситуации», о которой предупреждает МАКПЧ, цифровые платформы позволили СМИ, неподконтрольным государству, обойти барьер цензуры и продолжить свою миссию.

После гражданских беспорядков в апреле 2018 года в Никарагуа появилось более двадцати информационных платформ. Однако аппарат режима нашел в жалобах на нарушение авторских прав оружие для цензуры и бойкота независимых СМИ.

Люсия Пинеда Убау признает, что «на данный момент единственным средством к существованию, обеспечивающим работу и визуальный материал 100% Noticias является ее веб-сайт, её канал на YouTube и другие социальные сети», и предупреждает: «Нам блокируют эти платформы распространения информации, пытаясь добиться того, чтобы мы сдались и подняли руки кверху». 

Мойсес Урбина / Владимир Васкес

Эта статья изначально была опубликована на сайте Confidencial 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *