Как выживает расследовательская газета в Молдове, которую считают бедной страной с высоким уровнем коррупции? Рассказывает издательница Ziarul de Gardă Алина Раду.

Сотрудники еженедельника Ziarul de Gardă не без иронии называют себя “молдавский The Guardian”. Название с румынского можно перевести так же, как и имя британской газеты — стражник, блюститель. Одно из старейших независимых изданий Молдовы специализируется на антикоррупционных расследованиях — например, в 2015 усилиями  журналистов Ziarul de Gardă — или ZdG — в отставку ушел премьер-министр после публикации издания о фальшивом дипломе чиновника.

Не так давно по результатам их расследования был арестован заместитель начальника национального тюремного ведомства: команда ZdG раскопала информацию про его нелегальные аферы, в том числе о том, что чиновник организовал совместный нелегальный бизнес вместе с сидящими в тюрьме криминальными авторитетами. 

Алина Раду, издательница ZdG

В июле 2004 года журналистки Алина Раду и Анета Гросу основали в Кишиневе газету, чтобы рассказывать обществу о коррупции. Тогда Молдова, получившая независимость от СССР в 1991 году, считалась беднейшим и наиболее коррумпированным государством в Европе. Сегодня ситуация улучшилась, но Молдова по-прежнему — в списке европейских стран с самым высоким уровнем бедности (ВВП на душу населения — 4500 долларов, цифры, сопоставимые с Гватемалой) и коррупции. В индексе восприятия коррупции Transparency International в 2020 году Молдова заняла 115 из 180 мест.   

За почти 17 лет Ziarul de Gardă из газеты превратилась в мультиплатформенное СМИ — помимо еженедельной газеты на румынском и русском языках с ежемесячным тиражом в 46 тысяч экземпляров, журналисты делают еженедельную телевизионную программу для национальных каналов. К тому же  ZdG — это сайт, который ежедневно посещают до 75 тысяч уникальных пользователей, плюс страницы в социальных сетях. 

Две стороны пандемии

Репортаж из «ковидной больницы», ZDG, июнь, 2020

Несмотря на пандемию, 2020 год стал отличным для ZdG с точки зрения цифр: число подписчиков выросло на треть, число подписчиков приблизилось к 12 тысячам (это быстрый годовой прирост в истории издания). По размеру тиража одного номера ZdG  заняла второе место в стране после таблоида Комсомольская правда, молдавского филиала крупного российского издания (почти 12 тысяч экземпляров у ZdG против примерно 20 тысяч у еженедельной «толстушки» «КП Молдова») . Почти невероятно для нишевой газеты, которая специализируется на расследованиях. К тому же в 2020 количество подписчиков на Facebook достигло 106 тысяч, а с начала 2021 года — 160 тысяч.  

“Это тоже последствия пандемии, — полагает издательница ZdG Алина Раду, — Появилась новая болезнь — и одновременно много новых коррупционных схем вокруг этого: нам пришлось расследовать, как тратятся государственные деньги на тесты, на медицину, какие фирмы вовлечены закупки этого всего. Мы почувствовали огромный интерес людей к этому типу журналистики. В нормальные времена люди не очень хотят читать про расследования, но сейчас люди больше, чем когда либо, хотят знать, что происходит с этим вирусом, что происходит с коррупцией в здравоохранении. Каждый человек понял, что может заболеть и попасть в больницу, он боится — и ему нужна информация”. 

Однако для самой редакции, говорит Алина, год стал, пожалуй, самым тяжелым за все время работы издания. Две волны коронавируса, работа день и ночь, без отпусков, массовое выгорание  — в итоге треть сотрудников ушли, пришлось искать новых. Правда, не из костяка расследовательской команды. В расследовательскую журналистику приходят очень молодыми и редко уходят в другие сферы — эти люди ощущают свою миссию. 

Команда Ziarul de Gardă

В редакции Ziarul de Gardă вообще много молодежи. По словам Алины, в Молдове — и, наверное, во многих постсоветских странах — произошло очень быстрое омоложение журналистики. Главный редактор в 25 лет — это типично для рынка. Причина —  в массовой миграции. По оценкам ООН, не менее 1 млн молдаван  (то есть, примерно каждый четвертый гражданин Молдовы) живет за пределами страны.  

“Профессиональный сегмент 40-50 лет, причем не только из журналистики, весь эмигрировал. Журналисты этого возраста все уехали, так же как уехали учителя или доктора. У нас просто специалистов этого возраста нет.” Поэтому в редакциях работают либо молодые — 20-35 лет, либо журналисты 50-60 лет.  Как журналист и медиаменеджер,  Алина считает этот разрыв “нехорошим”: да, с молодыми просто работать, они быстро все усваивают, но без журналистов среднего возраста, с опытом, медиа, что называется, не хватает институциональной памяти. 

Бумажная газета как источник мотивации для журналистов и читателей  

Многие читатели подписываются на газету всю жизнь

Получается, что именно молодая команда Ziarul de Gardă делает не только сайт, но и бумажную газету. Хотя этот формат считается умирающим, рассчитанным на старшее поколение. Зачем же современному медиа тратить ресурсы и поддерживать бумагу? 

“Не мы поддерживаем бумажную версию — люди сами ее поддерживают”,  — улыбается Алина. С одной стороны, производство тиража окупается подпиской. Конечно, есть еще сама журналистика, зарплаты — но коль скоро медиа находит финансирование (прежде всего, гранты), то и пополняет заодно не только сайт, но и печатную версию.  С другой, ценность газеты — это ее читатели. “Это настоящие люди — мы знаем их имя, возраст, занятия, они платят за подписку газеты  всю жизнь.” Посетители сайта и соцсетей, которых во много раз больше, для редакции остаются почти незнакомцами. А от читателей бумажной версии идет постоянная обратная связь — в редакцию пишут письма, в том числе от руки. По мнению Алины, “это какая-то настоящая жизнь, уважение к журналистам”. Нередко между молодыми журналистами и пожилыми читателями рождается своего рода дружба. В каком-то смысле, такие читатели мотивируют молодых журналистов заниматься своим делом. 

Еще одна важная категория читателей — заключенные. Для них газета порой — единственный источник информации о правах человека, о коррумпированой юстиции. “У нас с заключенными просто дружба настоящая многолетняя! Есть люди, которые  приходят и уходят из тюрем, но продолжают читать нас, постоянно пишут нам, мы каждый неделю получаем новое письмо из тюрьмы!” В Молдове 17 тюрем, и везде получают  Ziarul de Gardă. “Вот на прошлой неделе, — рассказывает Алина, —  человек пришел в редакцию и сказал:  я хочу подписать на свои деньги все тюрьмы. Потому что он сам сидел в тюрьме и знает, как это там важно. Он заплатил за 105 подписок, по несколько газет в каждую тюрьму — на румынском и на русском, чтобы у всех было”.  Поскольку Ziarul de Gardă расследует факты злоупотреблений, героями ее статей часто становятся те, кто попал за решетку, в том числе несправедливо.  “Бывали случаи, когда после наших статей кого-то освобождали, но люди ждут, чтобы и настоящие коррупционеры попали за решетку”.

Подписка — новое и хорошо забытое старое 

С точки зрения Алины, подписка вообще очень здоровая форма монетизации контента для медиа, которое занимается расследованиями. “Сейчас все говорят  — давайте искать новые пути, как финансировать газету. Так вот, подписка на газету — как раз то новое, которое хорошо забытое старое. Человек идет,  платит деньги, подписывается и получает информацию.  Интернет — это свобода, мы туда бросаем контента все больше и больше,  но обычно никто за это ничего не платит.” Ставить пейволл редакция не хочет категорически, потому что считает своей задачей сделать информацию о коррупции в Молдове доступной как можно более широкому кругу людей. Поэтому и цена на подписку невысока — 12 евро в год (по 1 евро в месяц за 4 газеты). Кроме того, каждую неделю редакция выпускает расследовательскую программу для нескольких национальных телеканалов, что сильно повышает узнаваемость и бренда, и лично журналистов. 

Понятно, что возможностей для монетизации у расследовательской газеты остается немного. Основное финансирование медиа — международная поддержка, без которой, признает руководитель издания, ZdG не обойтись. Но при этом редакция постоянно ищет способы монетизации. В прошлом году ZdG начала тестировать систему Patreon. В странах Восточной Европы за информационный контент платить не принято, культуры нет, поэтому менеджеры считали, что из этой затеи ничего не выйдет. “С другой стороны, — говорит Алина, — я увидела,  что большинство независимых редакций делают то же самое и какие-то деньги получили.»  А дальше редакция заметила вот что — по четвергам, когда на сайте публикуется новое расследование, на Патреоне прибавляется как минимум один патрон. Всего сейчас у ZdG 157 патронов-донатов, издание собирает $1000 в месяц. Капля в море — но в Молдове финансовая система в целом пока не готова принимать регулярные автоматические платежи по подписке, утверждает Алина. “Мы должны использовать Патреон, потому что никакого аналогичного национального  модуля нет, а молдавские банки не хотят с этим работать. У нас есть еще проект по подписке, там банки берут процента 3 с каждой подписки, это большие деньги . Пока Молдова не готова, банковская система не готова. Но мы все равно добьемся, чтобы у нас был свой молдавский Патреон!” 

Кроме того, сейчас ZdG понемногу берет коммерческую рекламу от небольших компаний, но многим приходилось отказывать. Брать коррупционные деньги или связываться с олигархами, которые в будущем могут стать — и становятся — героями расследований, газета себе позволить не может. “За 16 лет мы научились говорить “нет” коррумпированным деньгам. Это нам принесло большой капитал в плане репутации и уважения.  Об этом так мало говорят, но это так важно!  Если мы сделаем шаг влево, мы потеряем то, что с таким трудом построили. И мы уже знаем, что у нас есть репутация, и поэтому мы находим деньги. Наша инвестиция в репутацию — это и наша инвестиция в самих себя, и наш капитал”.  Во время пандемии репутация оказалась особенно ценным вложением.  “Когда людям стало сложно, они пришли к нам, потому что у нас  репутация тех, кто делает честное расследование. Люди нам помогли — кто-то подписку оформил, кто-то еще что-то сделал.” 

Репортеры ZdG получили 6 наград в рамках ежегодного журналистского конкурса Ассоциации независимой прессы Молдовы. Май, 2021

Что же дальше? Развитие жанра расследований с учетом уникальных навыков ZdG и его репутации. Своим конкурентным преимуществом ZdG считает то, что они — единственная в Молдове расследовательская команда, у которой есть и газета, и телевизор, и сайт. Но расслабляться рано — издание пробует усилить расследовательский контент с помощью новостной команды. Идея в том, чтобы после появления расследования не бросать тему, а буквально каждый день отслеживать, как отреагировали чиновники и писать об этом. “Мы хотим чтобы  расследование  было не просто публикацией,  а чтобы система: прокуратура, правительство, парламент на это реагировали.”

С Алиной Раду беседовала Наталия Маршалкович 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.