Мы поговорили с основательницей глобальной сети с таким названием о том, как им удается, шаг за шагом, от тренинга к тренингу, изменять мир латиноамериканских СМИ в духе равенства и поощрения разнообразия.

Синтия Мембреньо

Мариана Сантос всю жизнь ломает стереотипы. Родом из Алгарве, области, расположенной на юге Португалии, она с юных лет слышала, что не может делать определенные вещи, потому что она женщина или потому что она родилась в месте, где люди считаются «медлительными». Все это — и стереотипные взгляды, и то, что доступная ей пресса не уделяла должного внимания женщинам на своих страницах, казалось ей нелогичным и лишенным смысла.

Уже в зрелом возрасте, когда она работала дизайнером в британской газете The Guardian, случилось то, что чуть было не подрезало ей крылья. Ее босс, с которым она практически основала отдел визуализации данных в их газете, решил перейти в The New York Times, и Мариана, при поддержке коллег-мужчин, подала свою кандидатуру на его место. Однако, по словам Сантос, тогдашняя начальница  производственного отдела  сообщила ей, что она не получит эту должность, потому что «очень молода, не имеет опыта и не англичанка».

«Она назначила руководить нашей командой мужчину лет пятидесяти, и к тому же работавшего раньше в редакции печатной версии газеты», — вспоминает Сантос, добавляя, что после этого эпизода и она, и остальные коллеги из газеты уволились. Однако на этом её отношения с журналистикой не закончились. Сразу после того случая он выиграла стипендию Международного центра журналистов (ICFJ), и получила возможность ездить по Латинской Америке и преподавать, делясь обретенным опытом в области инноваций и лидерства.

Бывая в разных странах, она заметила, что почти все средства массовой информации возглавляют мужчины. И даже в тех странах, где женщины занимали руководящие должности, повестку все равно определяли мужчины. Для Сантос это означает, что национальная политика не отражает потребности определенной части населения. «То, что не названо, не существует. СМИ должны учитывать гендерную проблематику, а женщины – предлагать повестку, чтобы было больше разнообразия», — уверяет она.

Но для обретения женщинами уверенности в своих действиях им нужны наставники. Принимая во внимание этот очевидный факт и вооружившись своим личным опытом, Сантос создала Chicas Poderosas («Девочки – сила!»), глобальную сеть, посвященную продвижению женского лидерства и гендерного равенства в СМИ. За последние восемь лет организация помогла более чем 10 000 женщин в 16 странах Латинской Америки, создав безопасное пространство, где они могут проходить тренинги под руководством экспертов и, прежде всего, чувствовать себя самодостаточными и способными быть лидерами в профессиональной сфере и в личной жизни. В этом интервью Сантос размышляет о достижениях этого международного движения и о важности продвижения разнообразия и инклюзии в средствах массовой информации.

— Мариана, когда ты создала Chicas Poderosas в 2013 году в качестве стипендиата John S. Knight Journalism Fellowship, каковы были цели проекта и как он развивался?

— Сначала в рамках проекта Chicas Poderosas организовывались тренинги по новым технологиям, потому что в то время женщины не допускались в эту область. Мы организовали мероприятие для пятидесяти человек, предлагая собраться вместе, чтобы узнать о визуализации и очистке данных. По этим темам у меня были навыки, и я могла сама проводить семинары, но аудитория начала расти и уже требовала обучения по темам, в которых я не разбиралась.

Именно тогда я начала приглашать других людей делиться своими талантами. Я доставала деньги на авиабилеты и проживание для людей из BBC и The Guardian, то есть, приезжали коллеги из моей лондонской сети. Они не брали с нас оплату, потому что вначале у нас почти не было денег, и идея заключалась в том, чтобы люди приезжали и каждый что-то давал из того, что умеет.

Проект Chicas Poderosas начинался с обучения женщин, работающих в СМИ, но позже мы включили людей, которые часто мало представлены в обществе: представителей LGTB-сообщества, людей африканского происхождения или с особыми потребностями. Мы стали движением, которое создает среду для развития лидерства и сотрудничества.

— Ваша организация продвигает лидерство на основе интерсекциональности. Не могла бы ты объяснить нам, в чем состоит его кредо и как оно воплощается на тренингах?

— В целом, когда речь заходит о лидерстве в СМИ, представляется некая требовательная авторитарная фигура, нацеленная на повышение результативности. Но когда мы говорим о интерсекциональном лидерстве, мы имеем в виду такое лидерство, которое осуществляется не по мужскому типу, когда оно несет в себе мужскую или деспотичную энергию. В Chicas мы верим, что можно руководить, распределяя лидерские обязанности и не забывая про эмпатию. 

Женщины, трансгендерные люди, коренные народы, выходцы из Африки или люди с особыми потребностями могут быть лидерами и не пребывая в рамках привитого нам формата.  Мы пытаемся деконструировать эту модель, предоставляя наставников, которых так не хватает, и помещая самих участников в центр внимания, давая им микрофон, чтобы они могли развивать лидерство исходя  из своего контекста. То есть, вы можете быть лидером, будучи женщиной и в то же время темнокожей. Твое лидерство принадлежит тебе, и у каждого есть свой культурный бэкграунд, позволяющий вносить свой вклад, и именно он составляет добавленную стоимость. Мы хотим, чтобы он воспринимался как плюс, который делает человека более чутким лидером, вместо того, чтобы считать это минусом.

— Какое место в программах занимают инновации и творчество? 

— Одна из идей по поводу формата Chicas — стать pop-up школой цифровой журналистики и быть в курсе последних тенденций. Поскольку мы относительно небольшая компания, у нас есть возможность увидеть, что нас ждет впереди, и предлагать программы, которые станут мейнстримом в будущем. Мы делаем программы вместе с сообществом и пытаемся понять его потребности.

Например, в 2017 году мы поехали в Колумбию к людям, которые были в авангарде fact checking, чтобы пригласить их провести для нас мастер-класс. Мы всегда стараемся сотрудничать с наставниками и часто придумываем темы (для отрасли) на опережение. Это одно из наших преимуществ: мы не функционируем как официальный университет, который должен ждать утверждения программ для обучения в следующем году. Если есть деньги, мы тут же реализуем идеи.

Еще одним преимуществом является то, что в Chicas мы следуем лозунгу «упал-отжался-пошел дальше». Мы не боимся неудач. Мы знаем, что собираемся пробовать что-то новое и что все может пойти или хорошо, или плохо. Люди, которые работают с нами, знают: как только у нас возникла идея в ответ на потребность рынка, мы сразу делаем пилотный проект в течение нескольких месяцев — может быть, трех — чтобы увидеть, работает он или нет, потом получаем обратную связь от аудитории и проводим оценку его воздействия. 

— Большинство программ Chicas ориентированы на Латинскую Америку, где в определенной степени осознается проблема гендерного неравенства. А что происходит в Европе?

— Европейские СМИ говорят, что у них нет проблем с разнообразием и инклюзией, но, когда вы смотрите новости, например, в Испании, вы не встретите никого с аргентинским, чилийским или южно-испанским акцентом. Вы слышите только мадридскую манеру речи или людей с «правильным» произношением. Вы также не видите ведущих новостей африканского происхождения.  В наши дни, когда латиноамериканки приезжают в Европу и все это видят, они отмечают, что по радио в Испании не звучит речь с акцентами других стран и что это очень эксклюзивно. Мне кажется, что в Европе проблема серьезнее, потому что они не осознают, что это неправильно. В Латинской Америке мы уже знаем, что это очень плохо и что еще многое предстоит сделать.

— Возможно, это щекотливый вопрос, потому что он подразумевает наличие дискриминации …

— В новостях вообще царит колониализм. В основных средствах массовой информации вы видите, что мигранты изображаются плохими людьми, которые приходят, чтобы «украсть» рабочие места. Много злости, и это отсутствие перспективы не позволяет людям чувствовать себя полноправными, они исключены из общества. А в случае с испанскими СМИ я спрашиваю: что плохого в том, если вы говорите с аргентинским, чилийским или мексиканским акцентом? Ты что, не человек, если у тебя акцент? Я чувствую, что в новостных программах царит какое-то колониальное мышление.  Оно все пронизывает, а вы этого даже не замечаете.

— Работая в Латинской Америке, чувствовали ли вы какое-либо сопротивление преобразованию повестки или осуждение работы с представителями меньшинств в средствах массовой информации?

— Люди, с которыми мы работаем, не чинят нам препятствий. Они видят необходимость в изменениях и вливаются в процесс. Многим надоел «истеблишмент», или они уже ушли и изобретают себя заново, создавая свои собственные организации. Основные средства массовой информации постепенно придут к тому, чтобы рассматривать разнообразие как ценность, а не как маркетинговую стратегию, потому что поколение X и будущие поколения не захотят работать в месте, где не разделяют их ценности.

Прямо сейчас мы видим, как все больше и больше женщин и людей из сообщества LGTB открывают новые медиа для продвижения другой повестки, которая полностью соответствует их ценностям и где разнообразие является зародышем того, что превратится в инновации и породит новые типы мышления.

— Не могла бы ты рассказать нам о некоторых результатах тренингов, которые проводятся в Chicas?

— В 2017 году мы начали с инкубатора независимых журналистских проектов, возглавляемых женщинами, под названием New Ventures Lab. В первый год работы в лаборатории появились десять инициатив, а во второй год — восемь. Многие из них существуют до сих пор. Мы делаем ставку на аутсайдеров, то есть на проекты, которые не являются основными СМИ и чье новаторство транслируется через их повестку.

Недавно мы проделали большую работу с отделениями Chicas Poderosas в каждой стране. Например, в Аргентине девушки уже прошли базовое обучение тому, как разрабатывать проекты и собирать средства, как составлять бюджеты, заключать контракты, проводить проверку фактов и измерять воздействие. Аргентинское отделение разработало 17 проектов, пять из которых уже получили финансирование. Они делают проект, похожий на независимое информационное агентство, которое может быть национальным и международным, как им захочется.

Это именно то, на что нацелен проект Chicas, – расширять возможности и давать импульс. Мы не даем женщинам силу, потому что она у них уже есть, а говорим им: «используйте свою силу», «у вас есть разрешение быть сильными». Часто мы, женщины, видим себя на вторых ролях, потому что так нам говорило общество. Chicas Poderosas пытается разрушить эту парадигму и показать, что нет никаких причин прятаться или бояться действовать.

— Ты как-то сказала, что Chicas публиковали репортажи на нетипичные темы. Мое внимание привлекла история о том, что в Аргентине не хватает размеров одежды. Как вы оцениваете влияние таких статей?

— Эта конкретная история была разработана в рамках медиатона под названием #Сопротивляйся. После её публикации в Аргентине поднялась полемика, тема была вынесена на обсуждение в парламенте и стала законом. То есть, теперь все магазины должны иметь самые разные размеры. Проблема не в теле, большом или маленьком, а в размерах. Это был один из первых наших больших результатов.

Мы также увидели результат расследования, проведенного в Аргентине. В материале транс-журналистка рассказала, что после ее операции началась пандемия коронавируса, и ей отказали в лекарствах для продолжения лечения. Когда она опубликовала свою историю, ей позвонили из центра, где сделали операцию, и попросили прийти за лекарствами. И они извинились.

Еще одним результатом этого расследования было то, что в провинции Кордова сбор данных о небинарных людях и женщинах был объявлен общественным интересом. Подобная инициатива реализована впервые.

И, наконец, в парламенте Аргентины женщина-депутат использовала исследование Chicas, чтобы опровергнуть утверждения депутатов-мужчин о смертях, вызванных выкидышами. Смертность по этой причине во время пандемии выросла более чем на 30%, но они уверяли, что это не так.

«Мы чувствуем, что вносим свой вклад в (национальный) диалог. С помощью историй, подобных тем, что я упомянула, мы постепенно меняем законы и реальность. Вот почему я продолжаю верить, что журналистика играет фундаментальную роль в демократии».

— Что у тебя вызывает наибольшее удовлетворение, когда ты думаешь об этих восьми годах существования проекта  Chicas Poderosas?

— Что меня поднимает из постели каждый день, так это возможность внести свой вклад в нечто большее, чем я сама. Произвести изменение как в моем сознании, так и в сознании других женщин и членов меньшинств, а также во всех людях, которые по каким-то причинам не верят в себя.

Chicas Poderosas похож на такое место, куда я могу прийти, чтобы поговорить с друзьями, чтобы сказать им и себе, что у каждого из нас есть и возможности, и силы. И чтобы доказать это, я предлагаю им поработать вместе и сообща изменить тот фрагмент реальности, где, по нашему мнению, существует несправедливость.

«Может быть немного наивно полагать, что наш мир может быть более гармоничным, что в нем все голоса будут услышаны, но, когда я вижу результат наших намерений и изменение законов, я говорю громкое ДА! И я счастлива, что у меня есть эта жизнь».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.