Главный редактор JamNews Маргарита Ахвледиани рассказывает, как доверие друг к другу и профессиональный подход к конфликтам, которые затрагивают тебя лично,  позволяют мультинациональной  редакции освещать события всего Южного Кавказа.

Каково это — заниматься журналистикой в регионе, где то и дело вспыхивает война? А если в редакции, которой вы руководите, работают люди из конфликтующих стран? Главный редактор пан-кавказского медиа JAMnews Маргарита Ахвледиани считает, что самое сложное —  это удержать коллектив от выяснения отношений, кто прав и кто виноват, и сосредоточиться на журналистской работе. “Мы — редакторы, журналисты, главный редактор — все время сами себе напоминаем, что мы не судьи — для этого есть суд. Мы не учителя — для этого есть школа, а мы не собираемся никого ни судить, ни учить. Мы только пытаемся собрать информацию, передать ее аудитории и призвать всех над ней думать”. 

Журналисты JamNews снимают репортаж

JAMnews существует более пяти лет. Название пришло по аналогии c traffic jam — Кавказ, погрузившийся в войны, множество закрытых границ, стал политическим traffic jam. Где находится редакция? Простого ответа на вопрос нет. Менеджерский состав работает из Тбилиси, там же живет и главный редактор. Но новостной онлайн-портал работает по схеме, которую в редакции называют “три плюс три”: в трех странах Южного Кавказа — Азербайджане, Армении и Грузии,  в двух отколовшихся от Грузии частично признанных республиках  — Абхазии и Южной Осетии, и в непризнанном Нагорном Карабахе, отколовшемся от Азербайджана, из-за которого Армения и Азербайджан уже 30 лет находятся в состоянии войны. Всего год назад, в сентябре 2020, карабахская война переросла в полномасштабные боевые действия с не менее 10 тысяч убитых и десятками тысяч раненых и новых беженцев и переселенцев. 

Для Грузии  Абхазия и Южная Осетия — оккупированные Россией территории, так как она признала их независимость. Последний вооруженный конфликт случился здесь 10 лет назад. Просто представим себе, каково журналистам из всех этих стран и территорий работать вместе. Каждый из них у себя дома регулярно сталкивается с обвинениями в предательстве — просто потому, что работает в одной редакции с противником. 

Все, кто приходят в такое СМИ, понимают, что измена профессии журналиста как раз в противоположном — если отказаться работать вместе в такой ситуации, — говорит Маргарита. Но даже несмотря на это понимание, недавняя война в Нагорном Карабахе далась команде нелегко. Когда происходит обострение или война, “редакторы оказываются под сильнейшим прессингом в своих обществах, под влиянием трагедий, которые происходят в их собственных семьях, у их друзей и соседей. С этим становится трудно справляться”. 

Маргарита Ахвледиани

Редакторы с разных конфликтных сторон спорят между собой и им зачастую нужен медиатор — то, кто будет принимать решение. Без этого работать невозможно. Роль медиатора берет на себя главный редактор: “Я выслушиваю стороны, при этом я должна хорошо понимать сам контекст, и потом принимать какие-то редакционные решения,  которые, бывает, могут сильно задеть одну из сторон или даже обе. И тут исключительно важно то доверие между людьми, которое мы выстроили. То есть, даже обиженные редакторы продолжают оставаться командой, которая доверяет друг к другу. Потому что никто не сомневается — решение, для кого-то обидное, принято исключительно из профессиональных соображений, никаких других приоритетов, кроме международных стандартов журналистики, здесь нет.  Доверие — это главное слово, на котором построена наша работа.” 

Даже во время очередного обострения отношений в грузино-абхазском контексте, где у JAMnews работают редакции на обеих сторонах — редакторы знают: лидер команды принимает решения не потому что Маргарита — гражданка Грузии, не потому, что живет в Тбилиси, а исключительно как профессионал. Журналисты признают ее право брать на себя ответственность и право на ошибку, — говорит Маргарита. “Мое решение может кого-то задеть и даже быть ошибочным, но это будет ошибка профессионального редактора, а не этнической грузинки. Пока редакторы признают за мной такие права, мы можем работать!” 

Три плюс три

Нагорный Карабах, из-за которого спорят Армения и Азербайджан

Таким образом, много ресурсов у многонациональной редакции, которая пишет о войне, уходит просто на сохранение редакционного баланса. Возникает естественный вопрос, откуда взять ресурсы для развития медиа и монетизации контента? Ведь уникальность и трансграничность JAMnews имеет и обратную сторону: медиа работает в трех странах и на трех непризнанных территорияъ, то есть, с шестью разными аудиториями. Все эти рынки небольшие, и очень разные. Есть 10-миллионный Азербайджан, который занимает 167-ое из 180 мест в рейтинге свободы слова по версии международной организации “Репортеры без границ”. Независимые журналисты работают фактически на нелегальном положении. Как и другие неподконтрольные государству СМИ, JAMnews не называет имена тех, кто сотрудничает с ним внутри страны, и не может получить аккредитацию. 

3-миллионная Армения в 2020 году проиграла войну Азербайджану, в стране разразился политический кризис. А если учесть удар, нанесенный всей отрасли пандемией коронавируса, то неудивительно, что, по словам Маргариты, рекламный рынок для медиа упал “в ноль” даже  у крупных телеканалов, которые традиционно доминируют в армянском медиа-пространстве. На непризнанных территориях собственного медиа-рынка как такового нет. 

Остается Грузия. Крошечная страна с населением в 3,5 млн человек и с чрезвычайно насыщенным и поляризованным медиа-рынком, где только телеканалов на конец 2019 года было более 100. При этом “основную часть рекламных бюджетов выцеживают телеканалы-монстры”.  

Конечно, у многих государств существуют гранты и другие способы финансовой поддержки журналистики. Но брать деньги ни у одного из правительств стран Кавказа  JamNews позволить себе не может. “Если мы берем поддержку из бюджета, например, в Армении, то как же мы будем работать в Азербайджане? Если я беру поддержку из президентского фонда в Грузии, как многие местные СМИ, то каким образом я буду работать с Абхазией или с Южной Осетией? То есть с регионами, которые считают себя независимыми, признаны Россией и еще несколькими странами, но которые Грузия и весь мир считает своей частью? Я же теряю редакционную независимость, мы теряем равноправие наших коллег внутри редакции.” 

Равноправие — еще одно ключевой слово для JAMnews. “Люди имеют право называть себя каким-то образом,  видеть свое будущее в определенном виде, независимо от того, признаны они ООН или нет. Это с точки зрения журналиста, хотя с точки зрения дипломатии и государств это не так. Но журналист не знает границ, начерченных на бумаге. Он знает только, где люди живут, где еда, где вода, где дети учатся, где они гибнут. Так что я не могу взять деньги у одной стороны, чтобы потом другая сторона об этом знала. Как говорится,  кто девушку ужинает, тот ее и танцует.”

Независимым медиа в регионе также приходится быть очень избирательными, получая деньги от бизнеса. Потому что, по словам Маргариты, многие крупные компании — в Грузии меньше, в Армении больше — частно напрямую связаны с коррумпированными олигархическими схемами.

“Нам доверяют, но не любят!”

Может ли такое нишевое медиа обращаться напрямую за поддержкой к своей аудитории? Увы, все не так просто. “Весь регион нас не любит! Нас читают, к нам обращаются за профессиональной консультацией, нас публикуют, не проверяя, потому что знают, что мы заслуживаем доверия, и при этом нас не любят! Потому что мы если мы публикуем что-либо из Азербайджана — в глазах армянской аудитории мы становимся про-азербайджанскими. Даже если, допустим, грузинские читатели поддерживают нас, когда мы независимо освещаем вопросы внутренней политики, то если мы даем равный  голос Абхазии — мы враги сразу же. И так далее. Как говорит Маргарита, “мы даем картину со всех мест, где люди живут. Где люди живут, а не где границы прошли. И мы даем ее так, как ее видят эти люди. И в итоге каждый из этих обществ обвиняет нас в том, что мы пытаемся подать информацию искаженно — то есть не так, как они верят в это”. Таким образом, мультинациональное медиа сталкивается с парадоксом: несмотря на рост числа просмотров на сайте и подписчиков в соцсетях (+ 50 тысяч в 2020 году), медиа остается без лояльной аудитории. Впрочем, JAMnews не сдается и пробует заработать на нативной рекламе и донатах, но зарабатываемые суммы совсем небольшие и не позволят изданию существовать без донорской поддержки.

Понятно, что в такой ситуации медиа остается рассчитывать на институциональную поддержку международных донорских организаций. Территориально JAMnews — довольно большое издание, оно освещает весь Южный Кавказ. А команда, включая менеджмент — это только 28 человек. В то же время Маргарита призывает правильно оценивать роль этого СМИ. “Если уйдут такие, как мы, информационное поле полностью останется воюющим правительствам, ненавидящим друг друга, и СМИ, которые идут на фронт бок о бок с ними. Медиа могут критиковать правительство из-за внутриполитической борьбы, но как только доходит дело до соседнего государства, или же внутреннего конфликта, они моментально становятся на одну линию фронта с правительством. Как это было в 2008 м году в Грузии (во время конфликта с Россией вокруг Южной Осетии), как это было в 2020 в Армении и Азербайджане. И уход с поля таких, как мы, не оставляет этому региону никаких шансов, вообще никаких.”

Наш самый лояльный читатель хочет знать больше даже о тех, кого ненавидит

Как вообще делать контент, если ты работаешь с разными аудиториями, которые к тому же говорят на четырех языках — грузинский, армянский, азербайджанский и русский? Даже пяти, потому что, JAMnews также поддерживает англоязычную версию. Ответ на вызов — адаптировать контент под нужды аудитории. “Процентов 60-65% того, что мы делаем, мы переводим на все языки. И не просто переводим, а адаптируем” — это значит, нужно добавлять контекст, чтобы грузинская, например, история была понятна в Армении. Остальной контент рассчитан на национальные аудитории и появится на сайте только для аудитории этой страны. В соцсетях пропорция другая, там редакторы делают упор на местные новости — на них приходится порядка 60% контента. И только 40% историй касаются всего региона. И тут JAMnews опять оказывается в сложном положении. “Главная наша миссия — это работа на регион. Мы одно из очень немногих изданий, которое имеет офисы по всему региону и работает с мест. Но в то же время мы делаем фокус на материалах не о регионе вообще, а конкретно об отдельных обществах. То есть, как если бы одна моя рука хочет взять пирожное, а другая моя рука его отталкивает. Но от этого никуда не уйти — читатель, как и везде в мире, хочет прежде всего знать о себе. Однако наиболее ценный, привлекательный для нас читатель — тот, который хочет знать о себе, и не ставит здесь точку. Он хочет знать и о соседях по региону — даже о тех, кого он ненавидит. Это наш самый самый важный читатель. Но чтобы его получить, надо сначала рассказать ему о нем самом”. 

Никакие инопланетяне не изменят за нас нашу страну

Вопрос о том, зачем я занимаюсь такой сложной работой, мне задают часто, — улыбается Маргарита. “У меня — и моих коллег — есть простой ответ. А потому что я не хочу эмигрировать. Я хочу жить в своей стране, в своем доме, но я хочу чтобы эта страна была такой же, как Британия, как Швейцария, чтобы у нее были проблемы, связанные с качеством воды или что-то в таком роде. Конечно, и там  местная власть что-нибудь делает неправильно, но я хочу, чтобы нас не убивали, чтобы мы друг друга не убивали. Я хочу жить у себя дома в цивилизованной стране. И если я не сделаю мою страну и регион такими — никто не прилетит, никакие  инопланетяне, этого не сделают. Только мы сами. Я не хочу уезжать, я не хочу, чтобы мои дети уезжали. И это ответ всех нас: мы хотим жить дома, но чтобы иметь возможность там жить, нам придется сделать уборку” 

Беседовала Н.Маршалкович 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.