Работая совместно журналисты и медиа из разных стран получают больше ресурсов, больше возможностей и более широкий доступ к информации, Например, коррупция уже давно не имеет границ и для трансграничных расследований наличие информационного партнера в другой стране открывает возможность направлять необходимые запросы для получения сведений. О том, что такое трансграничная журналистика, какие у нее преимущества и трудности, как выстроить грамотную работу международной команды рассказала Наталия Маршалкович, журналист, редактор, медиа-менеджер с 20-летним опытом работы в международных СМИ и проектах по развитию медиа, главный редактор «Медиасети», партнерства независимых СМИ из 12 стран Восточной Европы и Центральной Азии, координатор трансатлантического проекта Colab Medios Project (Восточное партнерство + Центральная Америка).

Когда появился тренд — сказать сложно. Но в последние 10 лет, благодаря публикациям таких глобальных расследований как Panama Papers международного расследовательского консорциума (International Consortium of Investigative Journalists; ICIJ), трансграничная журналистика у всех на устах. Трансграничные расследования — это один из важнейших возможных вариантов сотрудничества, но далеко не единственный. Объединившись всегда легче противостоять внешним вызовам, притом не только репрессиям и государственной пропаганде в странах с недемократическими режимами, но и обмениваться опытом, ресурсами, мнениями, информацией. 

И темой расследований может быть не только коррупция. Например, экологические проблемы — они редко остаются в пределах одного государства. Так, весной 2020 года украинское медиа Hromadske и белорусское Euroradio объединили усилия, чтобы разобраться с достоинствами и недостатками амбициозного проекта Е40 — водного пути, который должен соединить Балтийское море с Черным. Е40 затрагивает интересы трех стран — Беларуси, Польши и Украины. Однако закрытие границ из-за ковида и начавшиеся протесты в Беларуси помещали белорусским коллегам сделать то, что задумано. Но благодаря сотрудничеству редакций материал все же вышел.

Эра пандемии

На трансграничной журналистике пандемия сказалась, на мой взгляд, по трем направлениям. Во-первых, многие медиа понесли огромные потери, особенно по части рекламных доходов или поступлений от организации мероприятий. Но в то же время ситуация заставила их искать новые креативные решения  для компенсации потерь.

Во-вторых, практически весь мир резко перешел на удаленную работу. А трансграничная журналистика в принципе основана на выстраивании работы на расстоянии, поэтому интерес к такому опыту со стороны других редакций увеличился. 

В-третьих, спрос на трансграничные истории растет, когда происходит что-то, что касается если не всех, то очень многих стран. Одним из таких событий, например, может стать война, что, по сути, трансграничное событие. Или вот пандемия. Людям интересно знать что происходит не только в их стране, но и в других, сравнить, как там решают актуальные проблемы и задачи. Из этого рождаются редакционные идеи. Например, редакции нескольких стран собрали самые популярные русскоязычные фейки о лечении коронавируса и сделали общий квиз для Инстаграма.  

Пандемия — как тема, карантин — как стиль работы, и пандемия — как внешний фактор, который заставил медиа сотрудничать просто потому, что редакциям было необходимо оптимизировать ресурсы.

Весной и летом 2020 года у всех было примерно все одинаково — новая болезнь, чем лечить непонятно, вакцины нет и все по всему миру сидят дома. В 2021 году все поменялось: теперь у кого-то локдаун, у кого-то нет, хотя перемещения между государствами по-прежнему проблематичны. Но эти месяцы карантинов уже оказали влияние на коммуникацию. Редакции, работавшие в традиционном формате, привыкли вести работу только через мейлы и мессенджеры. Но с другой стороны трансграничные команды так работали всегда, им не пришлось тратить силы и время на реорганизацию.

Трудности перевода

Среди главных проблемы, которые возникают в трансграничных командах можно назвать языковой барьер, разница менталитетов и подходов к работе, разные часовые пояса. 

В команде могут быть люди, говорящие на разных языках, но рабочий для них английский, а соответственно его уровень знаний может быть различный. Не всем могут быть понятны какие-то шутки, могут отличаться языковые нормы, и когда работаешь над общим материалом все это необходимо учитывать. Письмо или сообщение коллегам должно быть четким и понятным, потому что игра слов или какая-то шутка могут навредить и усложнить коммуникацию или сказаться на выполнении конкретной задачи. Кроме этого надо закладывать какое-то время на перевод и понимание. В команде могут быть переводчик или коммуникатор от разных сторон участников проекта и соответственно нужно время на то, чтобы они пообщались и донесли нужную и верную информацию до остальных. 

Работая в международной команде надо еще учитывать и разницу менталитетов и и подходов к работе у участников. Cерьезная проблема — это взаимодействие журналистов из стран, между которыми есть конфликт. Самые яркие примеры на данный момент, пожалуй, Россия и Украина, Армения и Азербайджан. Таких проектов не так много, потому что конфликтная журналистика — самая сложная часть трансграничной работы и здесь тоже нужно проявлять исключительную аккуратность — предельно корректный язык общения, исключение из лексикона ряда слов, которые могут задеть коллег. Это очень большая работа менеджера, он должен четко координировать все коммуникации и стараться не допускать высказываний, которые могут спровоцировать конфликт внутри проекта. Кроме того, необходимо думать и о том материале, который выпускают журналисты, потому что его аудитория находится в обеих странах и у них скорее всего будут претензии к публикации. И к этому надо быть готовым. Вообще в трансграничной журналистике должен быть человек, который всех соединяет и решает все сложные вопросы.

Онлайн коммуникация сама по себе ассиметрична (вы не можете гарантировать, что ваше сообщение прочтут немедленно). Но разница во времени усугубляет ситуацию. Ты пишешь сообщение и ждешь что тебе на него ответят сейчас, а этого может не случиться просто потому что где-то ночь. Например, наша команда координирует проекты, в которые вовлечены несколько редакций от Тбилиси до Манагуа. Разница 10 часов! Даже время для рабочего совещания найти непросто. Так что приходится подстраиваться. И даже если это не другой часовой пояс, общение через мессенджеры — это не то же самое что сидеть в одной комнате, ведь почти 80% информации мы воспринимаем невербально.

Командная игра

Приступая к работе в трансграничной команде, надо понимать несколько основных, на мой взгляд, вещей.

Зачем это каждому участнику? Тут не может быть такого, что кого-то заставили прийти в проект, нужно быть заинтересованным в работе, нужно понимать зачем участие в трансграничном проекте необходимо как лично журналисту, так и медиа в целом. Нужно чтобы обмен ресурсами как интеллектуальными, так и человеческими был равноценным. Нельзя допускать чтобы слабый журналист или слабое медиа оказались в команде на правах бедного родственника и выполняли «черную работу». 

Трансграничная работа — это взаимное уважение и доверие. Важно чтобы у участников были общие ценности, чтобы это были командные игроки, которые умеют уважать чувства и мнения своих коллег. Человек, который считает допустимым высказывать свое мнение по любому вопросу, шутить на любые темы и над другими участниками — вряд ли сможет прижиться в международной команде. Одна случайная шутка может спровоцировать острый кризис. Трансграничная команда — хрупкая система, которая имеет свою цену. 

Менеджер команды — очень важный человек при работе в проектах трансграничной журналистики. Он не только координирует работу людей, он еще и поддерживает общий климат в команде. Любое объединение, где больше двух человек, уже нуждается в менеджере. Именно он берет на себя решение всех спорных вопросов типа терминологии или верификации источников. Реальный пример, когда у команды возникает вопрос а можно ли доверять официальным заявлениям министерства обороны во время боевых действий. Кто принимает решение? Руководитель проекта, менеджер, хотя иногда может быть и главный редактор. Именно менеджер разрешает разрешает конфликты в команде и старается не допускать их вовсе, но жизненные ситуации могут быть разными. Такой менеджер-модератор-психолог в трансграничной команде обязателен.

Безграничный мир

Сегодня  мир глобален. Все касается всех, проблемы уже давно не замыкаются внутри одной страны. Пандемия — отличный тому пример, как и изменение климата. Пока проблемы глобальны, пока они интересуют аудиторию, сотрудничество между СМИ разными странами неизбежно. Вопрос лишь в том, как его построить. То же касается международных расследований. Коррупционные схемы давно уже международные. Люди прячут деньги в разных уголках мира и чтобы вскрыть оффшорные схемы сложно обойтись без интернациональной команды. Более того бывают ситуации, когда только местные СМИ могут направлять какие-то запросы в местные структуры. А значит надо как минимум запросить какое-то хотя бы временное сотрудничество с местным медиа чтобы оно помогло тебе получить нужный документ. Думаю, что журналисты будут объединятся между собой и делать совместный контент, чтобы показать, что некоторые проблемы по-настоящему глобальны.

Например, журналисты из Никарагуа, Молдовы, Беларуси и Украины вместе опубликовали трансграничный проект, чтобы разобраться, с какими проблемами сталкиваются и как выживают независимые медиа в эру цифровых монополий Facebook, Google и и так далее, и крепнущего авторитаризма. Спойлер: несмотря на разные языки, регионы и даже континенты, ситуация, в которой оказались медиа, очень похожая.

И более того, когда ты объединился с кем то и входишь в какую-то большую команду в какую-то организацию тебе проще представлять свои интересы перед глобальными вызовами. Одиночки имеют более слабый голос, чем медиа и журналисты объединенные в консорциум или партнерство. Я думаю что при всех неизбежных сложностях трансграничной работы мир глобален и значит освещение проблем этого мира тоже глобальное. 

Когда ты видишь количество трудностей не надо думать: «О, боже мой, какая это тяжелая работа». Сотрудничество с коллегами из других стран тебя обогащает и как журналиста, и как человека. К этому надо относиться как к приобретению, а не как к испытанию, тогда трансграничная журналистика становится крутой!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.